Взлетевший дракон: как Китаю удалось его экономическое чудо

Китай в наши дни – по-настоящему современная страна: сверкающие стрелы небоскребов в городах-миллионниках, высокотехнологичные корпорации с многомиллиардными оборотами, передовые разработки в самых актуальных областях науки, медицины, промышленности и биотехнологий производят на редкость волшебное впечатление – особенно в сочетании с очень самобытной культурой. И именно поэтому вызывает удивление тот факт, что вся эта титаническая мощь появилась буквально за полвека. Как это стало возможным? Ведь всего несколько десятилетий назад это было огромное и густонаселенное, но далекое от передового края цивилизации государство.

Первой попыткой взлета стал знаменитый «Большой скачок»

Время экономических экспериментов

В 20-й век Китай вступил, находясь далеко не в лучшей экономической форме – все его производство на 90% было сосредоточено в аграрном секторе, причем велось сельское хозяйство по весьма архаичным технологиям. Чтобы не оказаться страной второго сорта, требовалось без промедлений модернизировать экономическую структуру общества и переходить на индустриальные рельсы. Партийная верхушка компартии Китая (КПК) понимала это прекрасно – поэтому Мао Цзэдун в 1958-м году анонсировал запуск системы преобразований под общим названием «Большой скачек».

Концепция программы перемен основывалась на марксистском подходе и использовала энтузиазм народных масс. Была проведена коллективизация: население было структурировано в народные коммуны, каждая из которых к завершению 1958-го года включала порядка 20 тысяч человек, а всего на территории страны их насчитывалось свыше 26 тысяч. Нетрудно подсчитать, что в коммунах сосредоточилось свыше полумиллиарда человек. А официальная статистика указывает, что численность населения в 1953-м году составляла 582,6 млн. жителей – то есть охвачены были практически все. На коммуны была возложена ответственность практически за все – от производства продуктов питания и инструментов ведения хозяйства до создания транспортных средств и даже выплавки металла.

Эксперимент оказался неудачным: для ведения хозяйства, создания техники и плавки нужны в первую очередь не энтузиазм – а специалисты. Которых не хватало катастрофически. В дополнение к этому подъем урожайности пытались простимулировать методами, сделанными вопреки логике природы: воробьи были признаны вредителями полей и подверглись всеобщему истреблению. Но в природной цепочке воробьи были естественным регулятором саранчи – и без них она расплодилась и уничтожила урожаи, следствием чего стал голод. И вынужденные закупки зерна в Австралии и Канаде в 1961-м.

Приходится слышать мнение о том, что такие действия объясняют «странностями китайского мышления». Это действительности совершенно не соответствует – потому что шаги, идущие вразрез с логикой и основанные на идеологии или убеждениях, предпринимают время от времени правящие круги любых государств:

— в СССР победа учения Лысенко привела к тому, что продуктивные сорта сельскохозяйственных культур пытались получить путем их воспитания;

— в США основанный на иллюзорных предпосылках запрет инсектицида ДДТ привел к всплеску малярии и сотням тысяч смертей, а некоторые исследователи ведут счет на миллионы;

— совсем свежий пример – отказ от синтетических удобрений на Шри-Ланке, который привел к лавинообразному падению урожаев и к нынешней экономической катастрофе государства.

Поэтому необычность эксперимента Китая – далеко не первая в мировой истории. Но для страны она оказалась событием с очень важными последствиями.

Точка расхождения

То, что «Большой скачек» оказался неудачей – было очевидно практически для всех. И для поддержания имиджа власти нужно было отыскать подходящих «виноватых». Во всем незамедлительно обвинили «агентов капитализма» — и началась «культурная революция».

Все это стало для китайской руководящей элиты точкой расхождения: в монолитной ранее среде появилось оппозиционное течение, которое обратилось к рыночным механизмам как к полезному для страны варианту выхода из положения. И к моменту смерти Великого Кормчего Мао Цзэдуна это течение набрало достаточную силу, чтобы стать основной движущей силой в стране.

«Пекинская весна» и «Сяокан»

Великий Кормчий скончался в 1978-м году – и на смену ему руководство партией и страной переходит в руки Дэн Сяопина – фактического лидера того самого «рыночного» направления в среде правящей элиты. В отличие от догматичного Мао, новый руководитель отличался гибкостью мышления, рациональностью взглядов и отсутствием склонности к крайностям. Его взгляд на то, какой должна быть экономика КНР, был прост и естественен: цвет кошки не имеет значения, и если к общей пользе исправно ловит мышей – это хорошая кошка.

Со сменой власти реформы экономики начались практически сразу. И цели у преобразований были обозначены самые что ни на есть актуальные – нужно справиться с подтачивающей население глубокой бедностью, переосмыслить и грамотно изменить трудовую мотивацию, за счет чего нарастить производительность труда, выстроить таким образом «социалистическую рыночную экономику» и ликвидировать все экономические диспропорции и перекосы. Дэн Сяопина запускает программу «Реформы и открытость» и открывает ранее закрытый Китай для всего остального мира.

По замыслу программы, в итоге ее реализации должен был появиться не коммунизм, а «Сяокан». Этот термин пришел из конфуцианства, где означал гармоничное общество, успешно решившее проблему питания и одежды для всех своих членов и состоящее в значительной своей части из среднего класса. Еще не полное благоденствие – но уже надежный сытый фундамент бытия для всех.

Чтобы этого добиться, программа декларировала три ключевых принципа;

  • получить желаемое помогут «четыре модернизации» — преобразование науки, гражданской промышленности, оборонного сектора и сельского хозяйства;
  • в любых действиях важна практичность, и если выстроить социализм помогут рыночные методы – то они должны быть взяты на вооружение и использованы везде, где от них будет польза;
  • единственный надежный критерий правильности действий – практика, что соответствует исконной марксистской концепции — не опираться на догматы, а искать верный путь, опираясь на реалии настоящей, а не придуманной жизни.

Реформы нужны – они решат самые насущные проблемы, и они будут идти так, как этого потребует ситуация – движение будет постоянно корректироваться в соответствии с веяниями момента и ситуаций. Если где-то найдены оптимальные решения – их нужно тиражировать везде, где они будут к месту, а от того, что оказалось неэффективным, нужно без сожалений отказываться.

От концепций – к фактическим достижениям

НЭП по-китайски начался с отмены повсеместных народных коммун – их неэффективность была самоочевидной. Поскольку ключевой ячейкой общества была и остается семья – произошло переключение на систему семейных или, если быт был организован иначе – подворных подрядов. Работало это просто и успешно: семья или несколько скооперировавших свои усилия человек брали в пользование землю на условиях ее долгосрочной аренды и ее обрабатывали. Из полученного урожая они обеспечивали едой себя, часть продавали государству, а все оставшееся – могли продавать на рынках.

Результаты не заставили себя ждать. За первые пять лет, к моменту завершения 1984-го года:

  • на формат подряда перешло почти 98% сельских дворов;
  • урожай зерновых культур вырос на 30%;
  • сбор хлопка и чайных культур – удвоился;
  • производство мяса выросло в 2,5 раза.

В итоге семейный подряд был признан властями как «великое творение китайского крестьянства».

Тотальное давление партии на производственную сферу также стало намного менее жестким и серьезным:

— исчез пресс идеологической нагрузки;

— руководители получили более широкую степень свободы в решениях и действиях;

— проявление инициативы стало плюсом, а не порицаемым явлением;

— прибыль перестала быть капиталистическим клеймом и стала поощряемым результатом работы;

— производствам дали возможность своими силами продавать собственные товары на рынках страны – и даже мира;

— стали поощряться объединения китайских производств и зарубежных компаний – это позволяло получить нужные для страны технологии и становилось источником иностранных валют.

Не пришлось удивляться, когда и производственная сфера продемонстрировала уверенный подъем.

Дэн Сяопин придерживался вполне здравой концепции: социализм или капитализм – это всего лишь имена, которые не особенно важны. Так что не нужно ограничивать себя абстрактными теориями и идеологическими барьерами – нужно делать то, что приносит пользу стране. В рамках такого формата за второй период реформ, который продолжался с 1984-го по 1992-й годы, устаревшая плановая экономика была успешно демонтирована, и ее место заняла рыночная система.

На что способны «Открытые двери»

Экономические преобразования внутри КНР стали только частью реформ, которые инициировал Дэн Сяопин. Второй половиной преобразований стали перемены в том, как Китай начал взаимодействовать со всем остальным мировым сообществом:

— официальное признание и разрешение получили международная торговля и привлечение иностранных инвестиционных средств в китайские компании и учреждения;

— интенсивно налаживались политические связи – сам Дэн Сяопин совершал множество международных поездок, в числе которых были и ранее немыслимые для китайского руководителя встречи и визиты – например, с американским президентом Джимми Картером. Впервые после Второй Мировой войны выровнялись отношения с Японией – она использовалась и как пример эффективных экономических реформ, пороивших бурное развитие.

Оригинальным ходом стало не только провозглашение, но и практическая реализация принципа «Одна страна — две системы»:

— согласно подписанного Китаем и Веикобританией в 1984-м году соглашения Гонконг возвращался КНР – но сложившуюся в нем систему экономики Дэн Сяопин согласился сохранять еще на протяжении 50-ти лет, чтобы окончательное слияние было естественным и постепенным;

— на аналогичных условиях в состав страны вернулся Макао, долгое время существовавший под юрисдикцией Португалии;

— в дополнение к ним, в стране были созданы и успешно работали многочисленные особые экономические зоны – они стали хорошим источником иностранного инвестиционного капитала.

Впечатляющие результаты

Внутренние и внешние экономические преобразования, которые Китай совершил с традиционной гармоничностью Инь и Янь, привели к результатам, которые иначе как экономическим чудом назвать не получается:

— на момент 2019-го года КНР оказалась на втором месте на планете по показателю ВВП – он оказался равен 15,27 триллионов долларов и уступал только США, зато обходил оказавшуюся уже на третьем месте Японию. Чтобы осознать масштаб случившегося, достаточно посмотреть на показатель ВВП Китая в 2000-м году – он остановился на отметке всего в 1,21 триллиона долларов. В переводе с языка сухих цифр, величина ВВП страны всего за двадцать лет выросла практически в 13 раз, а если охватить вниманием весь реформенный период – то в 50 раз за последние 40 лет;

— темпы, с которыми за это время шел рост экономики Поднебесной, были и остаются очень высокими. В 80-е годы он составлял примерно 9,5% каждый год, в 90-е вырос до 10% ежегодно, в первое десятилетие нового века держался на уровне 10,4% за год, во второе – примерно 7,6% в год;

— величина роста экспорта страны уже не просто впечатляет – она поражает, потому что с начала реформ он вырос, ни много ни мало, в 250 раз, дойдя до отметки в 2,4 триллиона долларов к 2019-му году. На практике это значит, что Китай – самая крупная страна-экспортер на планете;

— все это очевидно сказалось и на людях – за время реформ из фактически нищеты сумели выйти свыше 850 миллионов жителей страны.

Чудо состоялось – но полет дракона не остановился.

Перманентное реформирование

От всех своих постов Дэн Сяопин отказался в 1989 году, и последние годы жизни посвятил просветительским мероприятиям. Он настаивал на том, что реформирование нельзя прекращать – его нужно вести постоянно и гибко адаптироваться к меняющемуся миру, чтобы оставаться по-прежнему успешными. А возможна такая адаптация только при продолжении политики открытости – только так можно держать руку на пульсе планеты.

Он умер в 1997-м году и был официально признан не только великим марксистом, но и архитектором реформ и модернизации Китая. Под его руководством страна, живущая в постоянной бедности, стала одним из мировых лидеров – поэтому не удивительно, что все последующие руководители страны, без исключений, заявляли о том, что реформы не остановятся – и полет дракона будет и дальше продолжаться только ввысь.

Статья предоставлена компанией CARGO777 (авиа доставка товаров из Китая)

Оцените статью
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...
Подпишитесь на обновления
Добавить комментарий

Теперь и в Telegram!

А самое интересное тут

У меня есть подарок для вас — инвестиционная брошюра!
Забрать подарок
Situs sbobet resmi terpercaya. Daftar situs slot online gacor resmi terbaik. Agen situs judi bola resmi terpercaya. Situs idn poker online resmi. Agen situs idn poker online resmi terpercaya. Situs idn poker terpercaya.

situs idn poker terbesar di Indonesia.

List website idn poker terbaik.

Kunjungi situs mpo slot online terpercaya

Kunjungi Situs slot mpo online terbaik Indonesia.

Situs slot terbaru terpercaya

slot hoki online

Adblock
detector